Начать поиск
АПЛ / SSN
Исторические фильмыХудожественные фильмыДокументальные фильмыРазные роликиВеликий ВостокВзрыв в БременхафенеNorth CarolinaDoterelМонтанаCamperdown и VictoriaDrummond CastleГенерал СлокамУаратаEmpress of IrelandПервая мироваяS-5Миноносцы на камняхВестрисGeorges PhilipparНиобеяМорро КаслВторая мироваяGrandcampНороник...Подъем с глубиныРекорды "Гиннеса"Морские договорыМодели кораблейТак умирают кораблиНам пишутТы не поверишьХудожники рисуют корабли3D ScreensaverИгрыЮморСтаринные морские карты (XIII-XVIII в.в.)Морские сигнальные флагиМорские меры длиныОбъект 825Модели друга семьиЗарубежные ВМФРусские ВМФОфициальные ВМФВоенные ресурсыСправочники/ЭнциклопедииЗа линией фронтаВоенно-историческая библиотекаБоевые корабли мира на рубеже XX-XXI вековАрсенал коллекцияСерия "Война на море"Журнал "Морская кампания"Боевые корабли мираКорабли и сраженияБроненосцы русского флотаМемуарыРазноеАвстралияАвстро-ВенгрияАлжирАнглияАргентинаБразилияВенесуэлаГерманияГрецияДанияЕгипетИзраильИндияИндонезияИракИранИрландияИспанияИталияКабо-ВердеКанадаКитайКолумбияКубаЛатвияМалайзияМароккоМексикаМозамбикНамибияНидерландыНовая ЗеландияНорвегияОАЭПакистанПольшаРоссияРумынияСаудовская АравияСингапурСШАТаиландТайваньТурцияУкраинаФилиппиныФинляндияФранцияШвейцарияШвецияЮАРЮгославияЮжная КореяЯпония
ЯнварьФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрьСмерть в боюПожар/ВзрывСтолкновениеПриродные явленияПричина не известнаГражданское судно на войнеДругое
Александр IIIБеклемишев Михаил НиколаевичДэвид БиттиРоберт БлейкЖюль ВернЛеонардо да ВинчиСебастьян Ле Претр де ВобанГоршков Сергей ГеоргиевичСальвадор ДалиКарл ДёницДжон Рашуорт ДжелликоДжон Пол ДжонсДжордж ДьюиЕкатерина II ВеликаяЭндрю Браун КаннингемКен Элтон Кизи...
L-55(8)  

Шел тревожный 1919 год. К Петрограду рвались войска генерала Юденича, пытавшиеся захватить город с суши. В Финский залив, угрожая северной столице со стороны моря, беспрепятственно вошла объединенная эскадра Антанты под командованием английского адмирала В. Коуэна. Особенно вызывающе вели себя корабли Королевского флота Великобритании, составлявшие большинство эскадры.

В сложившейся обстановке постановлением Совета обороны республики Красному Балтийскому флоту предписывалось оказывать огневую поддержку приморскому флангу армии, но самое главное - всеми наличными силами надежно защищать морские подступы к Петрограду, активно противодействуя кораблям интервентов. С этой целью на флоте был спешно создан Действующий отряд в составе линейных кораблей Petropavlovsk и Andrei Pervozvanny , крейсера "Олег", эскадренных миноносцев "Азард", "Амурец", "Всадник", "Гавриил" и "Гайдамак", минных заградителей "Нарова" и "Урал", восьми тральщиков, шести сторожевых кораблей и шести подводных лодок. Начиная с 29 мая корабли Действующего отряда ежедневно выходили в море для выполнения специальных боевых заданий.

4 июля 1919 г. на разведку неприятельских сил в очередной поход вышли эскадренные миноносцы "Азард" и "Гавриил. Их прикрывал следовавший на некотором удалении линкор Petropavlovsk.

В 17 ч. 37 мин. в районе Копорской губы, расположенной у южного берега Финского залива, с эсминцев одновременно заметили слева по курсу пенистые следы двух торпед, движущихся прямо на них. В тот момент никаких кораблей и судов в заливе не было и, значит, атаковать могла только вражеская подводная лодка, притаившаяся где-то рядом. Удачно сманеврировав, оба эсминца своевременно уклонились от опасности, и торпеды прошли мимо цели. Спустя считанные секунды прямо по курсу "Азарда" на расстоянии приблизительно 5 кабельтовых неожиданно показались боевая рубка и часть корпуса подводной лодки. Увидев перед собой лодку противника, эсминцы, по приказанию находившегося на борту "Азарда" начальника дивизиона Л. Н. Ростовцева, полным ходом пошли на таран и тотчас же открыли артиллерийский огонь. Более метким оказался комендор с "Азарда" С. Богов. Первым же снарядом, выпущенным из 102 - миллиметрового носового орудия, он попал точно в рубку подводной лодки, и, спасаясь от таранного удара, она быстро ушла под воду. Вскоре на этом месте послышался оглушительный взрыв. Докладывая по прибытии на базу начальнику Действующего отряда С. Н. Дмитриеву о результатах похода, Л. Н. Ростовцев в своем рапорте указывал, что "на месте лодки появился громадный столб воды не менее чем при взрыве мины заграждения, черного цвета, и видны были летящие в воздух обломки. На месте взрыва, до которого оставалось только 15 - 20 саженей, был сильный водоворот, с громадной силой выходил воздух , образуя белую пену". Причина взрыва оставалась неясной.

Как потом выяснилось, эсминец "Азард" потопил новейшую подводную лодку английского военно-морского флота L-55, за что командира корабля Н. Н. Несвицкого в числе первых моряков наградили орденом Красного Знамени. О гибели своей лодки официально сообщило британское адмиралтейство.

Прошло несколько лет после того памятного события. L-55 по-прежнему лежала на дне моря, и казалось, что о ней давно забыли. Но вот осенью 1926 г. во время боевого траления в Копорской губе один из советских тральщиков случайно зацепил и поднял на борт прицельное устройство от 4-дюймовой пушки, принадлежавшее, как было установлено, подводной лодке L-55. Погибшая английская субмарина сама напомнила о себе и, как выяснилось, весьма кстати. Дело в том, что в середине 20-х гг., завершив техническую реконструкцию флота, СССР впервые приступил к строительству современных боевых кораблей, отдавая предпочтение подводным лодкам. Принятой в ноябре 1926 г. Советом Труда и Обороны шестилетней программой военного судостроения предусматривалась постройка наряду с подводными кораблями 12 подводных лодок новых проектов.

Следует отметить, что советское подводное кораблестроение (как, впрочем, и вся отрасль) переживало тогда далеко не лучшие времена и нуждалось в помощи, в том числе и зарубежной. Большинство судостроительных предприятий еще не полностью восстановили свои производственные мощности. Отсутствовала материально-техническая база для проведения экспериментальных исследований в области теории и практики подводного плавания. Ощущалась острая нехватка высококвалифицированных кадров судостроителей-подводников, особенно инженеров-конструкторов. Реально оценив свои возможности, советские специалисты пришли к верному выводу о том, что, опираясь только на собственные, подчас устаревшие знания и опыт, быстро преодолеть накопившиеся за годы вынужденного простоя технические трудности, а также ликвидировать отставание в теории и практике отечественного подводного кораблестроения будет чрезвычайно сложно. Поэтому параллельно с созданием советской школы самое серьезное внимание уделялось тщательному изучению и внедрению зарубежного опыта проектирования и постройки подводных лодок.

Случайная "встреча" с L-55 тральщика осенью 1926 г. навела специалистов флота и промышленности на дельную мысль об использовании погибшей лодки в качестве вещественного источника информации. Возникло естественное желание детально ознакомиться с ее вооружением, устройством и особенностями конструкции. В тот период Великобритания входила в число ведущих морских держав мира, и любые хранившиеся в тайне достоверные сведения о подводной лодке L-55 могли быть полезны.

Лодки этого типа строились англичанами тремя сериями в течение 10 лет, вплоть до 1926 г., и считались одними из лучших в своем подклассе. L-55 относилась к последней, наиболее совершенной серии, и весной 1919 г. вошла в состав подводных сил Королевского флота.

По данным популярного британского справочника "Джен", L-55 имела следующие тактико-технические характеристики: длину 76,6 м, ширину 7,7 м и осадку 4 м, надводное водоизмещение 960 и подводное - 1150 т, мощность двигателей надводного хода 2х1200 и подводного - 2х800 л. с., скорость хода в надводном положении 17,3 и в подводном - 10,5 узла Вооружение состояло из шести носовых 553-миллиметровых торпедных аппаратов с четырьмя запасными торпедами и двух пушек калибра 100 мм. Экипаж насчитывал 40 человек.

Из приведенных здесь характеристик наибольшее внимание привлекала необычно высокая скорость L-55, вызывавшая определенные сомнения. В самом деле, имея почти такое же водоизмещение, как, например, советская подводная лодка "Декабрист" (934 т), и одинаковую с ней мощность главных механизмов, английская лодка, если верить "Джену", развивала полную скорость хода в надводном положении почти на 3 узла больше. Каким образам англичанам удалось добиться такой быстроходности? Или же в справочник вкралась досадная (или умышленная) опечатка? Для того чтобы получить правильный ответ на эти вопросы, необходимо было предварительно исследовать форму обводов лодки, конструкцию гребных винтов и провести ходовые контрольные испытания.

По всем действовавшим тогда международным законам уничтоженная в территориальных водах СССР английская субмарина являлась трофеем Морских Сил РККА, и после короткого обсуждения этой проблемы в "верхах" решили ее поднять и как следует обследовать. Но прежде требовалось уточнить место гибели L-55 и отыскать саму лодку. Такой приказ в ноябре 1927 г. получили тральщики "Змей" и "Клюз" и, не мешкая, приступили к его выполнению.

"Змей" и "Клюз" вскоре обнаружили на дне залива большую массу металла. Погрузившийся под воду водолаз, однако, не смог ее найти. Тогда решили попробовать отыскать лодку путем волочения по грунту снятых с тральщиков четырехпалых якорей (кошек). И не ошиблись: 20 ноября кошка более удачливого "Змея" зацепилась за какое-то донное препятствие, которое, ко всеобщей радости моряков, оказалось разыскиваемой подводной лодкой, о чем уверенно доложил спущенный под воду по якорь-цепи кошки водолазный инструктор Н. С. Хроленко. По его словам, L-55 лежала на глубине 32 м. Таким образом, проявив смелость и находчивость, команды тральщиков "Змей" и "Клюз" отлично справились с поставленной командованием задачей.

По решению правительства организацию и производство всего комплекса работ по подъему английской подводной лодки поручили созданной в 1923 г. по инициативе Ф. Э. Дзержинского Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН), передав в ее распоряжение спасательное судно-катамаран Коммуна, оснащенное четырьмя мощными гинями общей грузоподъемностью 1000 т. Для выполнения подводных работ была сформирована отдельная водолазная партия, куда вошли лучшие специалисты ЭПРОН во главе с начальником оперативной части Экспедиции старейшим мастером подводного дела Ф. А. Шпаковичем.

Разработкой технического проекта предстоящих судоподъемных работ руководил бывший подпоручик царского флота талантливый корабельный инженер Тимофей Иванович Бобрицкий, имевший на своем счету 10 поднятых военных кораблей и гражданских судов, включая подводные лодки. Определив расчетным путем массу L-55 (не более 860 т) и сопоставив ее с фактическими возможностями грузоподъемных средств Коммуна, Т. И. Бобрицкий предложил поднимать затонувшую английскую лодку с помощью четырех (по числу гиней) гибких металлических полотенец, симметрично подведенных под ее днище и соединенных верхними концами с гинями судна-спасателя. В отличие от громоздких и неудобных в обращении понтонов, которые широко использовались в судоподъемном деле, предложенный Бобрицким способ был более надежным, простым и, что особенно важно, полностью исключал деформацию поврежденного корпуса лодки. При твердом грунте морского дна наиболее сложной и трудоемкой стала бы, пожалуй, заводка металлических полотенец под днище лодки. Но, к счастью, L-55 лежала на мягком (смесь песка и глины) грунте, что значительно облегчало работу водолазов.

Проект Т. И. Бобрицкого не вызывал сомнений, и в июле 1928 г., после тщательной и всесторонней подготовки, ЭПРОН приступил к операции по подъему английской подводной лодки L-55. Нужно сказать, что почти весь июль на море стояла на редкость неустойчивая погода со шквалами. К тому же в Копорской губе все еще сохранялась минная угроза. Поэтому судоподъемные, водолазные и иные работы шли очень медленно и были связаны с определенным риском. Например, когда однажды Коммуна стояла в заданной точке с опущенными в воду тросами и шлангами и не имела возможности дать ход, вблизи нее вдруг всплыла английская мина. К счастью, она прошла под самым бортом спасательного судна, не задев его, и все окончилось благополучно.

Утром 11 августа подводную лодку L-55 без особых приключений наконец-то подняли гинями на поверхность и тут же наскоро заделали зиявшую в корпусе огромную пробоину. В тот же день, соблюдая необходимые меры предосторожности, спасательное судно Коммуна взяло курс на Кронштадт и после суточного перехода вечером 12 августа отшвартовалось у стенки кронштадтского пароходного завода. Операция по подъему английской подводной лодки была успешно завершена. 13 августа на L-55 побывали наркомвоенмор и председатель Реввоенсовета СССР К. Е. Ворошилов, начальник Морских Сил РККА Р. А. Муклевич и начальник Морских Сил Балтийского моря М. В. Викторов. Они поздравили эпроновцев и помогавших им военных моряков с успешным окончанием судоподъемных работ и поблагодарили за службу. На следующий день L-55 ввели в один из кронштадтских доков и поставили на клети.

При очистке и осмотре отсеков лодки были обнаружены останки 38 погибших английских подводников, о чем Советский Союз немедленно уведомил правительство Великобритании и предложил ему принять тела моряков для захоронения на родине. По договоренности между Англией и Норвегией для выполнения этой деликатной миссии с согласия СССР в Кронштадт прибыл норвежский транспорт "Трору". 30 августа 1928 г. на кронштадтском рейде в присутствии главного командования порта, представителей Наркомата иностранных дел, штаба Балтийского флота и норвежского консула на транспорт погрузили 38 гробов с останками членов команды L-55. В тот же день "Трору" вышел в море, взяв курс на Англию.

Обследование лодки показало, что кормовая часть боевой рубки и треть прочного корпуса с левого борта от центрального поста и до шестого отсека полностью разрушены, причем рваные листы обшивки вмяты внутрь лодки. Сильно повреждены главные и вспомогательные механизмы, арматура и трубопроводы. В то же время аккумуляторная батарея, воздухохранители, а также снаряды и торпеды, на удивление, остались целы. Расположение, величина и характер разрушений - все свидетельствовало о том, что подводная лодка L-55 погибла в результате серьезного повреждения рубки от прямого попадания артиллерийского снаряда с "Азарда" и последующего подрыва на английской мине заграждения: лодка коснулась ее при срочном погружении после неудачной торпедной атаки советских эсминцев.

Старательно обследуя L-55, советские специалисты сосредоточили максимум внимания на технических и конструкционных новшествах, которыми можно было бы воспользоваться в практических целях, если, разумеется, эти новшества того заслуживали.

Несмотря на трудности с финансированием и материально-техническим обеспечением, Совет Труда и Обороны принимает решение о восстановлении подводной лодки L-55 силами Балтийского судостроительного завода и включает эту работу в первый пятилетний план военного судостроения 1928 - 1933 гг.

В процессе восстановительных работ заметных переделок и перепланировок внутри отсеков L-55 не предусматривалось, да в этом и не было необходимости.

К 27 июля 1931 г. подводная лодка L-55 была полностью восстановлена и предъявлена заводом к сдаче Постоянной комиссии по испытаниям и приемке кораблей. Восстановление подводной лодки L-55 во многом оказалось полезным и поучительным. Во-первых, советские специалисты-подводники получили достоверные сведения о тактико-технических элементах, устройстве и особенностях конструкции, а также эксплуатационных качествах боевой подводной лодки одной из ведущих морских держав мира. Во-вторых, практический интерес представлял ряд внедренных на L-55 конструктивных и технических решений, и некоторые из них были позаимствованы. Сравнивая опыт и уровень развития советского и английского подводного кораблестроения, можно было осмыслить и оценить собственные достижения и особенно недостатки в этой области корабельной науки и техники.

7 августа 1931 г. на бывшей английской субмарине L-55 (с 10 декабря 1932 г. - Л-55) в торжественной обстановке был поднят Военно-морской флаг СССР, и она вошла в состав подводных сил Балтийского моря.

По не проверенным данным, согласно английским источникам, 24 октября 1931, в результате столкновения с судном L-55 снова затонула, при этом погибло 50 человек. В русских источниках такой информации нет.

L-55 с 1933 г. использовалась для испытаний корабельной аппаратуры и подготовки личного состава. В годы Великой Отечественной войны ее переоборудовали в плавучую зарядовую станцию. В феврале 1945 г. подводная лодка Л - 55 была исключена из состава Военно-Морского Флота СССР.

версия для печати
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите предложение с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.